Рассказ «Красная помада». » Женский журнал с юмором "Жива"

Рассказ «Красная помада».

Рассказ о том, что не стоит бояться решительных шагов, и если кажется, что происходит что-то плохое, может это только к лучшему.

Я в ту пору работала секретарем у одного крупного руководителя. Зарплата супер, шеф замечательный. Жизнь казалась прекрасной и безоблачной. И случайно во время перерыва в кафе познакомилась с одной девушкой, Аня ее звали. Она трудилась в офисе через дорогу. Однажды пришла: мест нет — вот и оказалась за моим столиком. Высокая, фигура как у статуэтки, длинные волосы изящно и просто уложены. Юбочка, жакет, высокий каблук. На губах — красная помада. Все со вкусом.

Пока неторопливо перекусывали, я обратила внимания, как две женщины из-за соседнего столика бросают в нашу сторону злобные взгляды. Я их видела первый раз. Первая с трудом вмещалась на стуле. Объемные телеса лезли из горчичного платья, как тесто из кастрюли. Жидкие волосы были щедро сбрызнуты лаком и застыли на голове, словно скульптуры в парке. На красном мясистом лице сияли маленькие глазки, словно изюминки, взирая на мир с откровенной ненавистью. Возле нее стоял парад тарелок! Судя по всему, дама уже расправилась с солянкой, сейчас поедала куриную ножку. Очереди своей ждали голубцы и плов. Тут же были парочка салатов и гора выпечки. Вторая была ростом пониже, но в весе не уступала. В аппетите тоже. Казалось, тут идет пир горой, а не банальный перекус. Нет, пусть едят, мне-то что? Но вот негатив от них лился знатный. Просто кофе во рту застревал. Все хихикали, облизывали сальные пальцы и чуть ли не тыкали ими туда, где находились мы.

— Вот это кто? Я их не знаю, но кажется, чем-то мы им не нравимся, — спросила я.

— Это моя шефиня и ее заместитель. Женщина-оруженосец. Верный. Они обычно всегда у себя ели. Заказывали еду. А тут решили, что пора в люди выбираться, — вздохнула Аня.

И тут-то ее прорвало. Нет, я знала, что идеальные коллективы существуют только в мечтах. А где женские, чисто, там вообще тушите свет. Хотя для меня подобное загадка. По сути, люди ходят на работу, чтобы зарабатывать. Это первое. И второе — все они общими усилиями должны делать качественный продукт. Неважно, в какой отрасли. А не тратить время на склоки, интриги и выяснение отношений. Потому что это мешает работе. Какая разница, кто замужем, а кто нет? Кто молодой и красивый, а у кого поезд ушел? Причем тут работа? Почему надо возводить в ранг любимчиков подлиз? Или выделять какую-то тупорожку только потому, что дорогу таланту надо закрыть и прессовать его по полной, дабы конкуренцию не составлял? В общем, Аня знала два языка. Красный диплом. Молодая. Очень симпатичная. Плюс вечно высказывала свое мнение, прогибаться не умела. Как специалист — высококлассный. Но… Невзлюбила вот ее начальница. Ане работа нужна — у нее мама болела. Терпела изо всех сил. Однако недавно ситуация усугубилась тем, что ее место понадобилось дочке приятельнице шефини. Конечно, его надо было срочно освободить.

— А уволю я тебя! Если сама не уйдешь! — злорадно прошипела та в ухо Ане.

— Вы не имеете права! За что? — прошептала Аня.

— А хоть бы за красную помаду! Которой ты пользуешься, а я терпеть не могу! — усмехнулась женщина.

— Нет такого пункта в законах! — ответила Аня.

— Ничего, милочка. Был бы человек. Пункт найдем. Умная, да? Да я по статье тебя могу уволить. Подговорю пару человек, подтвердят, что ты на работе невменяемая была. И бутылку тебе в стол подложу. Журнал заведем. Специально для тебя. Будем там уход и приход сотрудников фиксировать. Опоздаешь — на минуту — пеняй на себя! Я тебя все равно выживу! — услышала девушка.

Собственно, это она и рассказала мне в кафе. Плакала и вытирала глаза салфеткой. Потом быстро поглядела на часы. Надо было ей бежать. Мы потом еще раз через неделю встретились. Аня была очень бледная. Сказала, что почти не спит ночью, глаз дергаться стал. Ногу тянет и колет внутри.

— Я уходить буду. Боюсь, как бы меня кондрашка не хватила. Кто тогда за мамой станет ухаживать? Еле это место нашла. Зарплата отличная, только вздохнула спокойно. Но вот нереально работать, условия мне создали адские. Все же боятся за свои места. Поэтому в моей травле принимают активное участие. Одна только женщина-сотрудница защищает и пробует им противостоять. Благородный человек. Она их не боится, у нее муж крутой. Но все равно ситуацию не спасти. Если с работы захотят кого-то убрать, сделают это. Такую обстановку создадут — сам сбежишь. Или напакостят.

Странно, да? Кто работает плохо, опаздывает, почему-то у нас в почете. А у меня все отлично выходит, так почему-то не угодила. Вечнозеленая яичница, — грустно улыбнулась Аня.

— Почему яичница? — спросила я.

— Не знаю. Слово понравилось. Пока. Спасибо, что выслушала. Мы могли бы подружиться. Но больше, скорее всего, не увидимся! Знаешь, я ради мамы даже пошла к своей начальнице. Чуть ли не на колени встала и просила, чтобы дала мне работать. Знаешь, что она сказала? «Да плевать мне на твою мать. А ты все равно уйдешь!», — и Аня снова заплакала, показывая заявление об уходе. Его она намеревалась отдать после обеда…

Мы не виделись несколько лет. И данных друг другу не оставляли. Только люди могут встречаться, есть такая теория вероятности. Увиделись совершенно в другом городе на концерте. Аня была не одна. Симпатичный темноволосый спутник. С обожанием глядел на нее и нежно ухаживал. Мы совсем немного пообщались, обнявшись, как добрые знакомые.

— Представляешь, я же ушла с прежней работы в тот день, как с тобой разговаривала. Шефиня так обрадовалась, что даже отрабатывать не заставила. И вот иду в прострации полной. Нет сил ничего начинать заново. Бороться. Искать. И вдруг ноги словно сами вынесли к салону красоты. А там надпись: требуется администратор. И я пошла! Мне потом все говорили: как же так, два языка знаешь, да ты могла бы себе найти место куда лучше… Могла бы. Нашла однажды! Чуть до нервного срыва не довели. Я устроилась в салон этот. И мне стало нравиться. Хотя совсем не моя сфера! А потом вот Андрей… Он же владелец был. И не только этого салона, но еще нескольких. Закрутилось все у нас. Замуж позвал. Он очень хороший человек! Я влюбилась. А он маме моей помог. Денег дал на операцию. Свозил ее за границу. У мамы сейчас все отлично. И у нас! Живем все вместе за город! — сияла Аня.

На ней была все таже красная помада. Упорхнула, оставив легкий шлейф духов. Девушка, над которой издевались на работе. Которая потеряла ее. И казалось, все, конец. И тут совершенно неожиданно открылась дверь в полярно другую жизнь. Останься Аня на прежней работе… Что бы было? Довели бы в конец. Не встретила бы своего Андрея. И что бы стало с ее мамой? Шансы, шансы. Дай Бог им всем. Щедро так, от души…

Автор: Анна Пахоменко