Ефим Копелян и Людмила Макарова. Красивая история любви » Женский журнал с юмором "Жива"

Ефим Копелян и Людмила Макарова. Красивая история любви

Эту пару называли одной из самых красивых пар в Большом драматическом театре. Они стали мужем и женой в мае 1941 года, пережили блокаду Ленинграда.

Ефим Копелян и Людмила Макарова прожили вместе 34 года, всегда деля все пополам, будь то краюшка хлеба в блокадном Ленинграде или великая сцена лучшего театра страны. Ефиму и Людмиле было легко друг с другом с самого начала.

Они познакомились в коридорах ленинградского Большого драматического театра. Он уже 10 лет выходил на его сцену. Она только поступила в актёрскую студию. Ефим Копелян, увидев юную красавицу, прищурился и залихватски покрутил кончики своих роскошных усов. Людмила не спасовала перед взглядом статного молодого мужчины, а просто подкрутила тонкими пальчиками свой локон, сверкнув в сторону актера насмешливым взглядом. Это стало особым способом флирта для них: он подкручивал усы, проходя мимо нее, она приглаживала свои локоны. Потом стали назначать свидания. И встречались два года, прежде чем Ефим сделал Люде предложение. Его короткий и совсем не театральный монолог она запомнила на всю жизнь: «Дуй домой за паспортом, и в три часа я буду ждать тебя у ЗАГСа на Фонтанке. Там нас зарегистрируют». Это было в мае 1941 года. А в июне Копелян добровольцем ушёл на фронт.

Макарова отказалась от эвакуации. Всю войну она прослужила в театре Балтийского флота. Труппа давала концерты на кораблях и подводных лодках. Один порт сменял другой, и всюду Люда получала от Ефима трогательные письма. Иногда супруги встречались в блокадном Ленинграде: фронт был у самого города и Копелян приходил домой, чтобы накормить жену своим армейским пайком.

Один раз Ефим встретил на улице знакомого актёра. Тот еле передвигался от голода. Копелян отдал ему всё, что было у него в мешке. Людмила тогда молилась только об одном: чтобы муж вернулся с войны. Он вернулся, и они стали самой красивой парой Большого драматического театра, а после рождения сына Кирилла в конце ноября 1948 года Макарова почувствовала себя счастливейшей из женщин.

Копелян с этого времени стал много сниматься в кино – нужно было содержать семью. Популярность у него была фантастическая. Ефима обожали и взрослые и дети. После роли Бурнаша в «Неуловимых мстителях» мальчишки не давали ему прохода. Кричали вслед реплики из фильма и забрасывали снежками, если дело было зимой. А письма от поклонниц со всей страны заваливали проходную театра.

Копелян никогда не давал жене поводов для ревности, и всё же Людмила ревновала. Но все её попытки устроить сцену заканчивались фразой Копеляна: «Люда, я такой ленивый, ухаживания не для меня». Это было истинной правдой и Люде приходилось «опускать занавес». Сам Ефим никогда её не ревновал, хоть в партнёрах Макаровой ходили самые красивые артисты театра. Она восхищалась мужем. Он был старше на 10 лет, мудрее, Людмила училась у него отношению к жизни, к людям и никогда не завидовала его кинематографической славе. У них даже споров по работе не было. Актёры Копелян и Макарова оставались в театре, а домой приходили муж и жена — Люда и Фима. Он вообще не любил театра вне сцены.

К Макаровой, которую обожал, при посторонних никогда не проявлял показной нежности. Первое время это даже обижало Люду. Это была абсолютно счастливая семья из трёх человек и одной собаки.

Кирилл Копелян, тоже посвятил свою жизнь театру, только служил в труппе Государственного Драматического театра на Литейном. Всё разрушилось, когда случилась беда с сыном. Кирилла избили хулиганы. Молодой актёр остался инвалидом на всю жизнь. Жил с мамой до самой своей смерти в 2005 году. То, что произошло с Кириллом, Макарова называла своим крестом. И мучилась вопросом: в чём она согрешила, что сделала не так, раз Бог отнял у неё всё самое дорогое. Ведь вскоре после несчастья с сыном из жизни ушёл любимый муж. Людмила Макарова осталась одна с сыном-инвалидом. Она была ещё молодой и привлекательной женщиной. Но замуж больше не вышла. Не могла себе представить, что в дом войдёт чужой мужчина. Место Фимы занять не мог никто. От отчаяния Макарову спасали воспоминания и театр.

До девяноста лет она выходила на сцену и несмотря ни на что, старалась быть весёлой и жизнерадостной. Этому трудному искусству её научил муж. И она до конца своих дней была ему благодарна.